Вы здесь

Александр Пузанов - Период экстенсивной урбанизации в России закончился

Один из прогнозов о будущем России говорит, что нам следует создать 15-20 крупных городов-агломераций, где будут максимально сосредоточены ресурсы -инфраструктурные, интеллектуальные, социальные и так далее.

В противоположность агломерациям, как правило, ставятся некие "неперспективные" деревни или моногорода. Ждет ли нашу страну великое переселение? На этот вопрос мы попросили ответить генерального директора Института экономики города Александра Пузанова.

Уходящие города

Александр Сергеевич, все-таки где россияне будут жить лет через 20-30? Мегаполисы действительно продолжат разрастаться, а деревни исчезнут?

Александр Пузанов: Период экстенсивной урбанизации, который в России продолжался весь ХХ век, закончился. Сейчас уже не столько сельские жители переезжают в города, сколько происходит перераспределение городского населения между городскими населенными пунктами разных типов. Частью этого процесса является концентрация жителей в пределах крупных городских агломераций.

Это, конечно, не значит, что вся Россия через несколько лет переселится в 20 условных мегаполисов. Соотношение городского и сельского населения уже довольно длительное время находится примерно на одном уровне, в городах сегодня проживают примерно 73-74 процента россиян. В обозримом будущем эта цифра не превысит 80 процентов. При этом некоторые городские населенные пункты могут исчезнуть с карты, либо численность их населения существенно сократится.

Вы говорите о конкретных городах?

Александр Пузанов: Я говорю о том, что со времен плановой экономики мы унаследовали не очень адекватную сегодняшним реалиям систему расселения.

Тогда промышленное предприятие размещалось буквально "в чистом поле", а населенный пункт представлял, по сути, "жилищный цех" такого предприятия. Часть таких производств и городов сегодня оказались неконкурентоспособными, в основном на территориях Восточной Сибири и Крайнего Севера. Из 350 моногородов по стране примерно 10-20 эффективнее закрыть, а людей - переселить.

В остальных случаях речь должна идти о модернизации экономической базы и социальной структуры. Хороший пример в этом смысле - Череповец с металлургической промышленностью. Также легче найти себя в новой экономике моногородам, находящимся в зоне действия крупных агломераций. Хотя риск, что завтра ситуация изменится, все равно остается.

До Нью-Йорка далеко

Как наши агломерации с точки зрения прироста валового регионального продукта на душу населения смотрятся на фоне зарубежных?

Александр Пузанов: Только две российские агломерации могут соперничать с мировыми -Московская и Петербургская. При этом экономика Московской агломерации в два раза меньше экономики Нью-Йорка - 747 и 1492 миллиарда долларов (с учетом паритета покупательной способности) соответственно.

В остальных наших агломерациях-миллионниках уровень валового городского продукта на душу населения находится в интервале 18-25 тысяч долларов, что примерно соответствует показателям столичных городов стран БРИКС.

Здесь несколько причин. Но для начала поясню, что мы понимаем под агломерациями:это сеть близко расположенных друг к другу населенных пунктов, которая дает возможность сформировать общий рынок труда, транспортную инфраструктуру и так далее. Почему урбанисты говорят о привлекательности именно такой формы территориальной организации общества? Конечная цель любой агломерации - чтобы даже в небольшом городе уровень жизни не отличался от центрального города.

Мы, к сожалению, об этом пока можем только мечтать. Проблемы возникают уже на уровне межмуниципального сотрудничества. Например, вопрос о том, чтобы из бюджета одного муниципалитета тратить средства в интересах другого тут же вступает в противоречие с законом.

В некоторых регионах сейчас как раз идет процесс укрупнения муниципальных образований. Получается, это положительная тенденция?

Александр Пузанов: Только административными преобразованиями вопрос не решить. Мировой опыт показывает, что экономический эффект от подобных "укрупнений" неочевиден.

При этом минусов намного больше, и в первую очередь страдает социальная инфраструктура. Самое главное, что центр принятия решений отдаляется, это сказывается на потенциале территориального развития. Ведь многие проблемы можно увидеть только с близкого расстояния.

Гораздо эффективнее, когда соседние муниципалитеты умеют координировать свою тарифную, транспортную или градостроительную политику. Элементарно, не планируют свалку на границе с другим муниципалитетом, где тот разбил зону отдыха.

Полчаса на все

Какой размер агломерации можно считать комфортным для жизни? Сто километров до центра - это много или нормально? 

Александр Пузанов: Комфорт зависит не от километража. Скорее от времени, которое тратится на дорогу. Обычно границу потенциальной агломерации определяют из расчета полуторачасовой доступности. В течение этого времени человек должен иметь возможность доехать на работу, в торговый центр или театр.

Разве наше административное деление сегодня не соответствует тому, что вы описываете? 

Александр Пузанов: Транспортная доступность- важная вещь, но не единственная. Надо сделать, чтобы административные границы не были заметны. В России же граница между регионами порой очень четко прослеживается, и не только из-за качества дорог. Как правило, это еще и административные барьеры. Если же обеспечить некое единство - единый рынок труда, общее социальное и культурное пространство, - экономический эффект не заставит себя ждать.

Чья это задача, государства или частного бизнеса?

Александр Пузанов: В инфраструктуру должно вкладываться государство. Это его функция. Но деньгами все не заканчивается. Повторюсь, нужно, чтобы соседние муниципалитеты могли принимать совместные решения. В перспективе они могут делегировать эту функцию межмуниципальному органу с соответствующим бюджетом. Подобный международный опыт уже имеется. Да, это сложно. Но без этого мы, увы, не сделаем нужный скачок в качестве жизни населения.

----------------------------------------------------------------------

Есть ли идеал?

РГ: Какие конкретные предложения есть у Института экономики города?

Пузанов: Главное наше предложение связано с необходимостью увеличить объем полномочий органов местного самоуправления. Существующее законодательство позволяет субъекту Федерации по своему усмотрению забирать определенные виды полномочий на региональный уровень. В частности, полномочия в сфере градостроительной деятельности, вопросы выделения земельных участков под жилищное строительство, согласование генеральных планов. В некоторых случаях это может быть оправдано недостатком компетенции, особенно когда дело касается небольших отдаленных поселений. Когда же такие полномочия забирают у крупных городов, то такие города лишаются стимулов поиска источников экономического роста.

РГ: Есть ли в России уже идеальный с точки зрения урбаниста город, на который можно было бы ориентироваться всем остальным?

Пузанов: А зачем нам такой город? Как говорят, что ни город, то норов. Все очень индивидуально. У нас мало городов со своим лицом. С какой-то неповторимой средой, а именно уникальность, неповторимость это то, что сегодня города пытаются в себе взрастить. У нас пока средовые характеристики многих городов, даже крупных, оставляют желать лучшего. Даже многие наши крупные города -фактически сросшиеся поселки при заводах. Иногда это даже в топонимике города видно. И это надо менять.

РГ: Сносить все?

Пузанов: Что-то сносить. Мы не можем строить и дальше только на окраинах, оставляя центр без внимания. Это удорожает содержание города, ухудшает коммуникации внутри. У нас огромная проблема не только ветхого, а морально устаревшего, некомфортного жилья. Где-то надо строить новое, в где-то модернизировать старое. Похожую проблему в свое время решала Восточная Германия, где в городах преобладал морально устаревший пятиэтажный жилищный фонд. Они как раз в основном не сносили, а модернизировали.

Российская газета - Федеральный выпуск №7401 (235) от 18 октября 2017 года

Регион: 
Российская Федерация