Вы здесь

Ирина Генцлер о ситуации с опасными детскими площадками

Дата публикации: 15.09.2020

В Нижнем Новгороде прокуратура и Следственный комитет заинтересовались сразу несколькими детскими площадками: некоторые из них были потенциально опасны, на других дети уже успели получить травмы. Аналогичные несчастные случаи по всей стране происходят с пугающей регулярностью. Почему в местах, созданных специально для детей, им лучше не появляться, разбирались "Известия".

На днях СУ СК по Нижегородской области организовало доследственную проверку в связи с появившейся в соцсетях информацией о травмировании детей на детской площадке в Автозаводском районе. Там две девочки упали с качелей из-за обрыва троса. Произошло это в только что отремонтированном сквере на улице Мончегорской, благоустройство обошлось властям в 13,2 млн рублей. Территорию благоустроили в рамках программы "Формирование комфортной городской среды" и открыли 9 сентября при участии и.о. главы города Юрия Шалабаева. В тот же день качели рухнули.

Одновременно прокуратура Советского района Нижнего Новгорода сообщила, что нашла опасные детские площадки еще по нескольким адресам.

В Павлове Нижегородской области возбуждено уголовное дело по п. "б" ч. 2 ст. 238 УК РФ ("Выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, совершенные в отношении товаров, работ или услуг, предназначенных для детей в возрасте до шести лет"). Там инцидент произошел еще 24 июля 2020 года: девочка получила травму ноги на карусели — она попала в открытое отверстие между платформой и движущимся металлическим стержнем рулевого колеса.

— По инциденту в Автозаводском районе мы только начали проверку, о результатах говорить преждевременно. По инциденту в Павлове уголовное дело расследуется, проводятся экспертизы, — рассказала "Известиям" старший помощник руководителя СУ СК Нижегородской области Юлия Склярова. — Обе проверки начаты по информации, размещенной в СМИ. Обычно такие дела разбираются по ст. 238 УК РФ об услугах, не отвечающих требованиям безопасности. Если был летальный исход, то это уже ст. 109 УК РФ — "Причинение смерти по неосторожности".

По ее словам, инциденты на детских площадках нередки, были в том числе завершенные уголовные дела. Экспертиза в этой ситуации показывает, кто оказался виноват в травме ребенка — подрядчик, заказчик или еще кто-то. Так, в Канавинском районе Нижнего Новгорода в 2018 году был прецедент, когда качели, предназначенные для инвалидов, оказались с заводским браком.

При этом Склярова замечает, что подобные инциденты часто происходят и в других регионах. Это действительно так — причем, как и в случае с оборвавшимися качелями в Автозаводском районе Нижнего Новгорода, речь идет о совершенно новых детских комплексах. Например, в Ульяновске весной и летом в рамках федеральной программы установили новые универсальные спорткомплексы: на небольшом пятачке баскетбольная корзина, футбольные ворота и лестницы с турниками. Там за короткий срок травмы получили сразу несколько детей. В июле в Москве в районах Донском и Зюзино нашли опасные новые площадки: ступеньки сделали перфорированными, в их отверстиях стали застревать детские пальцы. На место происшествия приходилось вызывать спасателей.

На днях Госадмтехнадзор Московской области сообщил: с начала года в регионе по предписаниям ведомства устранили 2089 нарушений в содержании детской игровой инфраструктуры.

Директор направления "Городское хозяйство" Института экономики города Ирина Генцлер считает, что главная проблема в ситуации с опасными детскими площадками заключается в том, что на городские программы выделяется не очень большое финансирование, а принцип муниципального государственного заказа основан на минимизации цены.

Очень редко в рамках муниципальных программ заказываются площадки, которые проектируются с оригинальным оборудованием, индивидуального изготовления. Чаще всего это ориентир на типовую продукцию, наименее дорогую, — сказала она "Известиям". — А дальше начинается муниципальный конкурс, в котором побеждает тот, кто предлагает меньшую цену. И подрядчик, который снизил цену ниже некуда, уже начинает думать, как изловчиться, чтобы и контракт выполнить, и для себя хоть что-нибудь заработать. Тогда появляется более дешевое оборудование или неквалифицированная рабочая сила.

Генцлер замечает, что эта проблема характерна для многих отраслей, где именно минимальная цена становится главным критерием выбора подрядчика — в программе капитального ремонта аналогичные проблемы.

— Нужно проводить хотя бы конкурс с несколькими критериями. Либо привлекать кого-то к дофинансированию, чтобы муниципалитет выделял конечному заказчику субсидию, а тот — пусть это даже собственники многоквартирного дома — уже сам вкладывал деньги, чтобы получить индивидуальный проект, более высокое качество.

Однако, замечает она, это крайне сложно, потому что для этого нужна социальная однородность жителей многоквартирного дома. Впрочем, примеры есть: так, в Ижевске, по словам Генцлер, она видела товарищество собственников жилья, которое постепенно самостоятельно вкладывалось в обустройство дома, в том числе в размещение детских площадок.

Но в городских программах результат должен быть быстро — вчера выделили деньги, завтра должна быть площадка. И тут уже не до изысков, потому что всё индивидуальное требует времени. Все индивидуализированные проекты благоустройства — это как минимум полтора или два года, — заметила она.

Наталья Зинченко также называет одной из главных проблем детских площадок тот факт, что в муниципальных закупках главным критерием поставки оборудования для детских площадок является цена, а не наличие каких-либо компетенций. Еще одна проблема — отсутствие компетентных специалистов по приемке оборудования. По ее словам, есть алгоритмы приемочного контроля, однако на деле на состояние оборудования при приемке практически никто не смотрит.

— Качество монтажа не оценивают, — говорит она. — Очень большая проблема есть и с выбором мест для детской площадки. Запретительные и разрешительные требования очень часто игнорируются. Оставляют старое оборудование и ставят рядом новое. Дети играют и на старом оборудовании, и на новом и часто травмируются: ворота падают, старые шведские стенки, пришедшие в негодность из-за коррозийности и гниения конструкций.

Зинченко отмечает, что инциденты с травмированием детей на детских площадках только участились. И связывает она это с тем, что значительно возросло количество поставок контрафакта на рынок детской игровой продукции — в стране с 2017 года действует программа "Комфортная городская среда", по которой по муниципальным контрактам приобретается самое дешевое оборудование. При всем при этом введение обязательной сертификации этой продукции отложили.

Необязательно, но желательно

Координатор Центра мониторинга благоустройства городской среды "Общероссийского народного фронта" Светлана Калинина признает большое количество проблем в ситуации с установкой детских площадок, но замечает: перенос сроков обязательной сертификации детского игрового оборудования не является главной причиной проблем.

— Минстрой все равно настаивает, чтобы сегодня по новым правилам строили новые площадки, которые устанавливают в рамках программы "Комфортная городская среда" в муниципалитетах, — рассказала она "Известиям". — И самое важное — понимать, что необходимо делать паспортизацию и объектов прошлых лет, которые уже сделаны, и привести их в соответствие с новыми требованиями.

Статья целиком на сайте газеты "Известия" от 16 сентября

Структурное направление: 
Регион: 
Российская Федерация
Категория: 
Пресса

Закрыть