Вы здесь

Т.Д. Полиди о незавершенном строительстве в "Бюллетене Счетной палаты"

Дата публикации: 19.11.2020

По данным отчета Счетной палаты Российской Федерации, общий объем вложений в 63,9 тыс. объектов незавершенного строительства (далее – ОНС), строящихся за счет бюджетных средств всех уровней, составил 3,9 трлн рублей, что на 4,1 % меньше, чем в 2018 году.

При этом объем вложений в "брошенные объекты" составил 248,3 млрд рублей – 6,4 % от общего объема вложений в ОНС и на 4,4 % меньше, чем по итогам 2018 года. Объем вложений в "долгострой" составил 875,6 млрд рублей – 22,5 % от общего объема вложений в ОНС и на 23 % меньше, чем по итогам 2018 года.

Количество "брошенных объектов" (строительство приостановлено или законсервировано) составило 4,3 тыс. объектов, а количество "долгостроя" (строительство ведется более 5 лет) – 3,4 тыс. объектов.

Средний размер вложений в один объект "долгостроя" составляет 257,5 млн рублей, то есть в 4 раза больше, чем средний размер вложений в один ОНС в целом (61 млн рублей). Таким образом, риски затягивания сроков ввода объектов в эксплуатацию характерны для относительно более дорогостоящих объектов и, значит, могут быть связаны с нехваткой финансирования таких объектов. В то же время логично, что чем дороже и сложнее объект, тем дольше сами плановые сроки его строительства, поэтому важно осуществлять мониторинг не только ОНС, строительство которых ведется более пяти лет, но и тех объектов, срок строительства которых превысил плановый срок в соответствии с проектной документацией.

В отношении "брошенных" объектов такого вывода сделать нельзя, и, следовательно, более вероятны причины организационного или административного характера.

В целом важно отметить, что показатель незавершенного строительства за счет бюджетных средств отражает, в первую очередь, объем бюджетных инвестиций в объекты инфраструктуры – чем больше показатель, тем лучше. Объектом же мониторинга и контроля должны быть ОНС, сроки ввода в эксплуатацию которых превышают плановые или строительство которых не ведется вовсе.

По данным отчета Счетной палаты, при общем объеме вложений в ОНС в 3,9 трлн рублей остаточная стоимость завершения строительства составляет 900 млрд рублей, то есть 23 %, что говорит в целом о высокой степени завершенности объектов. Однако выборочный анализ данных по регионам показал, что в отношении брошенных объектов картина обратная.

Представляется, что на федеральном и региональном уровнях необходимо вести постоянный мониторинг ситуации по завершению строительства бюджетных объектов, чтобы не допустить увеличения доли брошенных объектов и объектов "долгостроя". При этом ситуация с уже существующими проблемными объектами требует принятия отдельных мер.

Например, если объект законсервирован, а вложения в него составляют 5–10 % от полной стоимости строительства, то вполне рациональным (в зависимости от ситуации) может быть и снос данного объекта. В этом смысле высокая остаточная стоимость завершения строительства – это положительный факт, поскольку альтернативные издержки невелики. Другой подход нужен в отношении объектов, вложения в которые составляют 70–80 % от полной стоимости строительства.

Необходимо также провести мониторинг документов территориального планирования субъектов РФ и муниципалитетов на предмет качества планирования размещения объектов федерального, регионального, местного значения, строительство которых ведется за счет бюджетных средств, поскольку остается неясным, например, каким образом компенсируется потребность в соответствующих объектах, если начатые ранее объекты попросту не достраиваются (планируется создание других объектов в других местах или компенсация не предусматривается?). Таким образом, контроль за своевременным выполнением государственных обязательств по созданию объектов инфраструктуры должен осуществляться в рамках общего контекста контроля за реализацией документов территориального планирования.

Проблемой, на мой взгляд, является не только неэффективное расходование бюджетных средств (если объекты не достраиваются), но и невыполнение государственных обязательств в части создания таких объектов, что негативно отражается на условиях социально-экономического развития поселений и регионов.
В настоящее время данная задача является тем более актуальной ввиду необходимости реализации национальных проектов, которыми предусмотрены задачи инфраструктурного развития территории страны.

Таким образом, в качестве базового инструмента сокращения проблемных объектов, строящихся за счет бюджетных средств, видится повышение качества подготовки и реализации документов территориального планирования, в рамках которых и должна быть обоснована потребность в создании объектов инфраструктуры за бюджетные средства, определено их расположение, просчитаны экономические эффекты от их создания, в том числе и в части повышения как бюджетных доходов (например, от увеличения стоимости недвижимости в окружении), так и бюджетных расходов на их эксплуатацию.

Летом этого года в Градостроительный кодекс Российской Федерации были внесены поправки, предусматривающие возможность на основании законодательства субъекта Российской Федерации не устанавливать функциональные зоны в генеральном плане, определять в положении о территориальном планировании лишь сведения о потребности в объектах местного значения без указания их характеристики и местоположения, исключить из генерального плана карту планируемого размещения объектов местного значения и утвердить такую карту решением местной администрации, а не представительным органом местного самоуправления. На мой взгляд, в случае если субъекты РФ примут соответствующие законы, снижающие роль генеральных планов в планировании инфраструктурного развития, объем и количество проблемных ОНС только возрастет, так как возрастет риск неправильных решений о размещении объектов.

 

Бюллетень Счетной палаты №11 (276) 2020 г.

Структурное направление: 
Регион: 
Российская Федерация
Категория: 
Публикации

Закрыть